Сегодня: г.

Секрет русской вакцины: Забота о здоровье нации или получение прибыли от прививок

Covid на оба ваши кармана: президент «Лиги защиты врачей» Семён Гальперин о том, что нас волнует

Секрет русской вакцины: Забота о здоровье нации или получение прибыли от прививок

Нам пока не говорят о наступлении второй волны коронавируса, но судя по тому, что мэр Москвы Сергей Собянин призвал пожилых москвичей соблюдать режим самоизоляции и перевел 30% сотрудников мэрии на удаленный режим, говорит о том, что ситуация не из лучших. Пока московский градоначальник обещает, что все будет не так жестко, как весной, тем не менее, ограничения вводятся. Как будет выглядеть осенняя волна? Спасет ли вакцина? Помогут ли прививки от гриппа?

«Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала… Бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы», — так писал Радищев. Классика — на то и классика, что на все случаи жизни, на все времена. Сказанное неслучайно напомнила память. Более полугода каждый из нас живёт с мыслями о невесть откуда взявшейся «коронованной» заразе. Порой — спонтанно, порой зло о надоевшей дряни. Мол, сколько можно. Всё на уровне верю-не верю или восторга для кого-то, вдумайтесь, о «чуде чудном». Уверена, человек, сказавший это — далёк от медицины, душа его навряд ли «уязвлена страданиями человеческими». Равно как и у предложившего продажу в аптеках противовирусных препаратов по 12 тысяч рублей из линейки стоимости фуфломицинов, то есть препаратов с недоказанной эффективностью. Это в стране-то с нищими более чем 20 миллионов человек. Как сложится ситуация, если порой разработчики становятся лоббистами поспешной апробации и сертификации сомнительных препаратов, не могут толком ответить, сколько будет действовать иммунный ответ на коронавирус после вакцинации, каковы её последствия, введут ли новый карантин и сколько еще придется носить маски.

— Опубликованы результаты первой и второй фазы клинических исследований вакцины института Гамалеи на её безопасность. Оценивать качество этих исследований не берусь: есть разные их оценки у наблюдателей, — говорит кандидат медицинских наук, президент «Лиги защиты врачей» Семён Гальперин. — Сейчас начались исследования третьей клинической фазы, которая покажет, насколько вакцина эффективна. Испытания будут проходить полгода, после чего объявят результаты клинических опытов. Но проблема в том, что препарат был уже разрешен к клиническому применению без заключительных оценок специалистами его безопасности и эффективности. Для меня как врача не убедительны аргументы, что препарат разрешен при каких-то особых условиях, по особым правилам, по распоряжению правительства и так далее. Есть профессиональная врачебная этика, поэтому не рекомендовал бы массовую вакцинацию населения без полного пакета результатов разработок.

«СП»: — Насколько взаимосвязаны победа над коронавирусом и создание вакцины? Мы уже знаем, что из человеческой популяции этот вирус никуда не исчезнет, многие болеют бессимптомно, а со многими респираторными заболеваниями боремся, не имея никакой вакцины.

— Все эти заявления на уровне гадания на кофейной гуще, потому что, повторю, нет окончательных выводов учёных о полученной вакцине. В частности, сообщения о повторных заболеваниях людей, перенесших коронавирусную инфекцию, вызывают вообще сомнения об эффективности вакцины, насколько она необходима. Всплеск заболеваемости вызвал определённую панику о второй волне. Но у нас нет серьезных данных для глубокого эпидемиологического заключения о том, как, собственно, протекает эпидемия covid-19, и тем более, как она будет развиваться в дальнейшем, станет ли она сезонным заболеванием. Да, есть версия, что ежегодно будем получать сезонный коронавирус, но подтвердить её нечем. Поэтому нужны дальнейшие исследования: наличие вакцины от заболевания — это лучше, чем её отсутствие. Паника принесла больше бед, чем сам вирус в этой эпидемии.

«СП»: — Не кажется ли вам, что зачастую поводом к панике становятся заявления официальных лиц? Например, главы Роспотребнадзора Анны Поповой о том, что переболевший коронавирусом может быть заразен до 90 дней?

— Трудно это оценить, поскольку я не видел, на какие исследования при этом ссылаются. Не сказано, да я и не слышал, что конкретный человек 3 месяца назад переболел и потом кого-то заразил. Прозвучало, что через 90 дней у кого-то находили вирус по результатам ПЦР-исследования. Сомневаюсь, что там действительно нашли вирус: могли найти остаток генетического материала этого РНК-вируса, который действительно может сохраняться достаточно долго. Это не означает, был реально живой вирус, что он может размножаться и передаваться, тем более кому-то. Это — сложности диагностики, неоднозначность результатов. Повторю, не советую впадать в панику. Самое неприятное в этих заявлениях, что они разжигают панические настроения, мешают правильно разрабатывать технологию борьбы с эпидемией.

«СП»: — Посоветуйте, надо ли при такой невнятной позиции чиновников спешить подстраховаться и сдать так называемые анализы на антитела?

— Антитела бывают нескольких типов. Скажем, антитела класса М — иммуноглобулины говорят о том, что человек болеет в настоящее время и он, скорее всего, заразен. Выявление этих антител оградит окружающих от заражения. Антитела группы G сигналят, что человек перенес заболевание, либо оно у него длительно уже развивалось. О заразности оно не говорит, несмотря на то, что я видел сообщения в прессе, что у людей находили эти иммуноглобулины и заставляли уходить на карантин. Но это были такие первичные ошибки. Я думаю, сейчас это уже не делают. Что касается защиты организма при наличии антител, то на сегодняшний день гарантий безопасности человеку, имеющему эти антитела, не существует. Но опять же, вернусь к тому, что повторное заболевание вызывает большое сомнение, что эти антитела гарантируют защиту от заболевания. А с другой стороны, возможно, антитела просто недлительно сохраняются, то есть они короткоживущие. Может быть, люди заболевают, потому что через какой-то короткий срок антител не остаётся в организме. Но опять же, это все версии, мы не имеем достаточных научных данных, достаточных результатов клинических исследований, чтобы говорить, насколько в данной ситуации антитела работают, как им положено, защитниками организма.

Кстати, вернусь к еще одной проблеме — качеству тестов, которыми мы пользуемся. Это тесты и на антитела, и тесты на ПЦР. Их достоверность тоже иногда вызывает сомнения: мы можем получить ложноположительные и ложноотрицательные ответы, найти антитела там, где их нет, найти РНК цепной реакции полимеразы или не обнаружить у человека, у которого есть следы этого вируса. Но сдавать тесты надо, хотя бы потому, что это позволяет накапливать материал для исследований: не проводя их, мы вообще никогда не получим никаких результатов и знаний о заболевании.

«СП»: — Так или иначе, есть еще и такой фактор, как статические показатели. По ним определяют сейчас подъём, возможный спад заболеваний, маячащий на горизонте локдаун. Казалось бы, сухая статистика цифр, но и тут вдруг неладно. Та же глава Росздравнадзора Анна Попова говорит, что никакой официальной статистике доверять нельзя. Тупик?

— Не знаю, что имела в виду госпожа Попова, но считаю, что российской статистике, особенно медицинской, абсолютно нельзя доверять. Она у нас, как правило, служит определённым политическим, экономическим потребностям и лозунгам, всегда их поддерживает — вне зависимости от реальной ситуации. Но ведь рост заболеваний, точнее, выявляемости их на сегодняшний день, определяется несколькими факторами, которые могут быть и не связаны с реальным распространением инфекции. Закончилось лето, люди вернулись из отпусков, с дач, пошли лечиться и сдавать анализы. Поэтому, чем больше мы проводим исследований, тем больше у нас и выявляемость, соответственно. Можно говорить, конечно, что у нас в центральных городах выше скученность населения, нужно учесть ситуацию ещё по регионам, куда люди также вернулись из отпуска, там может быть какой-то подъём заболеваемости, действительно. Но меня смущает, почему нет роста заболеваемости, когда народ призывают на избирательные участки, какие-то прочие провластные мероприятия? Какое-то противоэпидемиологическое чудо. Так что, доверять нашей статистике, в том числе и медицинской, многим другим выводам, сделанным по результатам исследований вокруг коронавируса, пока нельзя.

«СП»: — Тогда как быть с призывом к всеобщей вакцинации против вируса, которая, как вы говорили, пройдет одновременно с третьей фазой испытаний вакцины от коронавируса на добровольцах? Получается, кому-то надо отсечь данные реальной доказательной медицины?

-Знаете, эпидемиология вообще — это та область здравоохранения, которая не абсолютно подчиняется правилам доказательной медицины. Просто потому, что там недостаточно еще знаний, в частности, мы не можем предполагать, рассчитать, как будет развиваться эпидемиологическая ситуация. Я не сторонник теории заговоров. Я не считаю, что цель всех заявлений наших высших чиновников, с одной стороны, подавить общественную активность, запретить митинги и так далее, а с другой — получить как можно больше прибыли от продажи вакцины. Конечно, экономические задачи определяют форсированное решение задач. Думаю, в первую очередь, конечно, наши чиновники страдают отсутствием понимания, что реально нужно делать в этой ситуации. У нас в последние годы вектор развития здравоохранения был направлен не на то, чтобы помогать людям, а на экономию, минимизацию расходов, оптимизацию: проводились чисто экономические решения, вместо социальных. Те же самые чиновники, которые во многом сегодня остались при своих должностях, неспособны глобально мыслить в ином направлении: доминируют коммерческие интересы, а чисто медицинские ушли куда-то далеко и вернуть это достаточно сложно. Управляющие здравоохранением мыслят категориями — есть ли прибыль, какая она будет или — нет её.

«СП»: — Логично тогда, что всё решат данные третьей фазы испытаний противовирусного препарата? Понятно с желанием получить эту самую прибыль, но ведь главное для нас — станет ли вакцина панацеей от заражения вирусом, что, получив прививку, будешь застрахован от болезни?

-Да, цель именно такая. Мы поймём, какова её эффективность, в каких ситуациях вакцина действительно защищает. Но хочу предупредить, даже при такой ситуации невозможно будет определить пролонгированность её действия. Непонятно, откуда появилось предположение, что вакцина будет защищать популяцию в течение 2 лет. Нам сейчас важна её эффективность, в первую очередь, потому что без этого показателя нет никакого смысла использовать препарат. Третья фаза испытаний рассчитана на 180 дней, то есть, когда последний из добровольцев будет привит, отсчитаем от сегодняшнего дня месяц-полтора плюс полгода. Понимаете, если вам дают препарат, не зная, какова его безопасность и эффективность, считаю, это является серьёзным правонарушением, предусмотренным статьёй 238 Уголовного кодекса. Вот это уже из области Уголовного права.

«СП»: — Как ни странно, людей, хоть и пугает возможное ухудшение эпидемиологической обстановки, очередная волна коронавируса, но более всего страшит угроза самоизоляции, карантина. Каков ваш прогноз?

— Пережитое весной, в предыдущем месяце я бы назвал трагедией. Не беру экономические потери, которые разрушили практически нашу экономику, не только нашей страны, кстати. Но те меры, которые принимались под видом защиты от заражения россиян, привели к негативным, порой необратимым, последствиям. Среди пожилых людей, которых запирали в домах, не разрешали выходить на улицу, выросла смертность. Бездвижье убивает их, сокращает продолжительность жизни. Не лучшим образом изоляция отразилась на детях: есть подтверждение развития различных болезней, в том числе костной ткани, скелета. Ничем нельзя оправдать самоизоляцию, когда волевым решением были закрыты парки, леса. Надеюсь, что в будущем это не повторится, даже если власти решат объявить о нашествии второй волны вируса.

«СП»: — Более половины россиян отказываются пройти вакцинацию от коронавируса. В диалог с прихожанами вступила даже РПЦ, вразумляя прививаться от covid-19, чтобы «избежать мучений». Что скажете вы, как врач? Что сегодня важнее — сезонные противогриппозные прививки или прививки против коронавируса?

 — Я в качестве добровольца участвую в третьей фазе испытаний противовирусной вакцины. Привился. Но не потому, что хочу обезопасить себя. Я — против насильственной массовой вакцинации. Но ведь третья фаза испытаний в любом случае необходима, как и нужны добровольцы для этого. Много медработников, моих коллег решили на себе испытать воздействие вакцины. Противогриппозную вакцинацию не прошёл, потому что участие в третьей фазе исследования не предусматривает её. Нельзя. Привьюсь, когда это будет разрешено, но — качественной полноценной вакциной. Говорю об это неслучайно. В противогриппозной массовой вакцинации россиян в этом году есть определенные проблемы. Росздравнадзор не допустил импортные вакцины по какой-то причине. Прививают отечественным Грипполом. Это усеченный почему-то препарат: там вместо требуемых, по положениям международного по ВОЗ, 15 мг каждого антигена, даётся только 5, к нему добавлен полиоксидоний — такой хитрый препарат, который рекламируется на все случаи жизни. Могу только догадываться, что здесь тоже не обошлось без коммерческого интереса. Управляющим отечественным здравоохранением трудно отсечь от себя рынок. Это очень печально.

Майя Мамедова

Источник

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Написать администратору