Сегодня: г.

Развитие электронно-вычислительной техники в СССР и ее перспективы при капитализме

Развитие электронно-вычислительной техники в СССР и ее перспективы при капитализме

Тема электронно-вычислительной техники в социалистической России довольно интересна и за почти 30 лет правления буржуев порядком оболганная холуями от клавиатуры и пера с веб-камерой – блогерами и прочими интеллигентами. Отстаивающая за определенную плату или по глупости капиталистические производственные отношения пробуржуйская интеллигенция, многочисленная журналистская орда, любит пнуть наши компьютеры и большие электронно-вычислительных комплексы времен СССР на предмет качества, ввиду ненадежности некоторых моделей, их технической устарелости, и оставляющей желать лучшего производимости, плюс трудности в эксплуатации по сравнению с зарубежными аналогами того времени. Компьютеры сравниваются под лицемерные разговоры про то, что западные ЭВМ были лучше и надежнее, что Советы компьютеры, в принципе, делать не умели и т. д. Увы, такое в эпоху застоя и позже, в перестройку, имело место быть.
Однако такое положение дел было не всегда.

1. ассортимент производимой электронно-вычислительной техники в СССР был гораздо шире, чем представляется обывателю.
2. нельзя механистически переносить экономические и политические пороки позднего СССР и качество изделий, выпускавшихся в тот период времени на весь период существования советского государства и качество с производительностью более ранних моделей ЭВМ, не западных копий, а полностью оригинальных проектов. Падение качества и деградация в этой области производственной началось тогда, когда после смерти Сталина дорвавшиеся до руля контрреволюционеры-троцкисты начали тихо, из-под полы, проводить в СССР свою контрреволюционную политику, рыночные реформы, сильно подкосившие работу всего советского народно-хозяйственный комплекса, нарушившие его работу по выполнению плана для удовлетворения растущих потребностей трудящихся. Но об этом ниже.

Коснемся темы гонений на кибернетику в сталинском СССР, почему это было, и за что гнали. Была ли на то причина? Вот статья о кибернетике из Краткого философского словаря под редакцией М. Розенталя и П. Юдина, 1954 г.

«КИБЕРНЕТИКА (от др. греч. слова, означающего рулевой, управляющий) — реакционная лженаука, возникшая в США после второй мировой войны и получившая широкое распространение и в других капиталистических странах; форма современного механицизма. Приверженцы кибернетики определяют её как универсальную науку о связях и коммуникациях в технике, в живых существах и общественной жизни, о «всеобщей организации» и управлении всеми процессами в природе и обществе. Тем самым кибернетика отождествляет механические, биологические и социальные взаимосвязи и закономерности. Как всякая механистическая теория, кибернетика отрицает качественное своеобразие закономерностей различных форм существования и развития материи, сводя их к механическим закономерностям. Кибернетика возникла на основе современного развития электроники, в особенности новейших скоростных счётных машин, автоматики и телемеханики. В отличие от старого механицизма XVII-XVIII вв. кибернетика рассматривает психофизиологические и социальные явления по аналогии не с простейшими механизмами, а с электронными машинами и приборами, отождествляя работу головного мозга с работой счётной машины, а общественную жизнь — с системой электро- и радиокоммуникаций. По существу своему кибернетика направлена против материалистической диалектики, современной научной физиологии, обоснованной И.П. Павловым, и марксистского, научного понимания законов общественной жизни. Эта механистическая метафизическая лженаука отлично уживается с идеализмом в философии, психологии, социологии. Кибернетика ярко выражает одну из основных черт буржуазного мировоззрения — его бесчеловечность, стремление превратить трудящихся в придаток машины, в орудие производства и орудие войны. Вместе с тем для кибернетики характерна империалистическая утопия — заменить живого, мыслящего, борющегося за свои интересы человека машиной как в производстве, так и на войне. Поджигатели новой мировой войны используют кибернетику в своих грязных практических делах. Под прикрытием пропаганды кибернетики в странах империализма происходит привлечение учёных самых различных специальностей для разработки новых приёмов массового истребления людей — электронного, телемеханического, автоматического оружия, конструирование и производство которого превратилось в крупную отрасль военной промышленности капиталистических стран. Кибернетика является, таким образом, не только идеологическим оружием империалистической реакции, но и средством осуществления её агрессивных военных планов.»

Лучше не напишешь… Классовая характеристика и методологическая характеристика дана точная и бесспорная. Опровергнуть ее в действительности невозможно. Ибо вопрос перед компартией стоит остро: или ей продолжать громить идеализм в науке и отрицать лженаучную реакционную кибернетику, или отказываться от диалектического материализма, философии прогрессивного класса наемных работников, и скатываться в поповский идеализм, уводить страну по пути ревизии марксизма и реставрации в итоге капиталистических производственных отношений. Ибо не было научной аргументации в пользу кибернетики. Те, кому в после сталинский период ползучей контрреволюции приходилось ее оправдывать, ссылались на позицию хрущевско-брежневского ревизионистского руководства в КПСС.

Теперь рассмотрим материально-техническую сторону вопроса. Посмотрим, как, что и когда разрабатывали, производили в Советском Союзе, какие компьютеры и какие электронно-вычислительные машины тогда проектировали, делали. В конце 1948 года, в секретной лаборатории в Феофании под Киевом, под руководством директора Института электротехники АН Украины и по совместительству руководителя лаборатории Института точной механики и вычислительной техники АН СССР Сергея Александровича Лебедева, начались работы по созданию Малой Электронной Счетной Машины (МЭСМ). В целом, конец 1948-го года был крайне продуктивным временем для создателей первых отечественных компьютеров. Лебедев реализовал основополагающие принципы построения вычислительных агрегатов, такие как:

1. Наличие арифметических устройств, памяти, устройств ввода/вывода и управления;
2. Кодирование и хранение программы в памяти, подобно числам;
3. Двоичная система счисления для кодирования чисел и команд;
4. Автоматическое выполнение вычислений на основе хранимой программы;
5. Наличие как арифметических, так и логических операций;
6. Использование численных методов для реализации вычислений;
7. Иерархический принцип построения памяти;

Проектированиеc монтажом, отладкой МЭСМ были выполнены в рекордно короткие сроки, примерно за два года, и проведены силами всего 17 человек. Это был коллектив из 12 научных сотрудников и 5 техников. Пробный пуск машины МЭСМ состоялся 6 ноября 1950 года, регулярная эксплуатация — 25 декабря 1951 года. Лебедевым были выдвинуты, обоснованы и реализованы принципы ЭВМ с хранимой в памяти программой. Это независимо от Джона фон Неймана. В 1953 году коллективом, возглавляемым С.А.Лебедевым, создается первая большая ЭВМ — БЭСМ-1 (от Большая Электронная Счетная Машина), выпущенная в одном экземпляре. Она создавалась уже в Москве, в Институте точной механики (сокращенно — ИТМ) и Вычислительном центре АН СССР, директором которого и стал С.А.Лебедев, а собрана была на Московском заводе счетно-аналитических машин (сокращенно — САМ). После комплектации усовершенствованной элементной базой оперативной памяти БЭСМ-1, ее быстродействие достигло 10000 операций в секунду — на уровне лучших в США и лучшее в Европе. В 1958 году после еще одной модернизации оперативной памяти БЭСМ, уже получившая название БЭСМ-2, была подготовлена к серийному производству на одном из заводов Союза, которое и было осуществлено в количестве нескольких десятков. ЭВМ первого поколения выпускались в СССР довольно долго. Даже в 1964 году в Пензе еще продолжала производиться ЭВМ «Урал-4», служившая для экономических расчетов.

Второй этап развития вычислительной техники СССР.

Второй этап развития вычислительной техники конца 50-х — начала 60-х годов характеризуется созданием развитых языков программирования. Это и Алгол, и Фортран, и Кобол… Освоением процесса автоматизации управления потоком задач с помощью самой ЭВМ, то есть разработкой операционных систем. Появился мультипрограммный режим обработки данных. Наиболее характерные черты этих ЭВМ, обычно называемых «ЭВМ второго поколения»:
— совмещение операций ввода/вывода с вычислениями в центральном процессоре;
— увеличение объема оперативной и внешней памяти;
— использование алфавитно-цифровых устройств для ввода и вывода данных;
— «закрытый» режим для пользователей: программист уже не допускался в машинный зал, лишь сдавал программу на алгоритмическом языке оператору для дальнейшего пропуска на машине.

Контрреволюция.

Контрреволюционные капиталистические преобразования, исходившие из застойной КПСС, тогда уже не отражавшей интересы и чаяния пролетариата, больно ударили по всему огромному народнохозяйственному комплексу страны. Создавались постепенно и специально условия для зарождения класса буржуазии и реставрации старых капиталистических производственных отношений, была отменена контрреволюционерами законодательно диктатура пролетариата. Теперь ее заменяло вредное для социализма положение о затухании классовой борьбы и общенародном государстве, которое пытались во времена Сталина протолкнуть троцкистские оппозиционеры-контрреволюционеры вроде Рыкова и Бухарина. В период застоя, косыгинские реформы, внедряющие рыночные механизмы в социалистический базис, переводили предприятия на систему учета их прибыльности, а не того, как выполнялся ими план. Да, как бы данные реформы позволяли увеличивать прибыль отдельных предприятий, но подкашивали плановую систему в целом, породили сбои при производстве, распределении продукции, особенно это касалось товаров класса Б, которые начали после 1965 года постепенно пропадать, падало также и качество их. Это стало сильно ощущаться советскими гражданами, особенно на селе и в отдаленных от столицы местах. За негативными изменениями в соц. базисе со стороны партии, надстройки, потянулись в пропасть и другие части этой надстройки, к примеру, такая важная, как наука. «Прелести» хозрасчета ощутили работники интеллектуальной сферы и рабочие, ученые сферы точного машиностроения.

Копировать стало выгоднее с точки зрения экономии средств, но не сточки зрения развития производительных сил для социалистической системы, а значит, для удовлетворения постоянно растущих потребностей трудящихся. В 1968-м году была принята директива «Ряд», по которой дальнейшее развитие электронно-вычислительной техники СССР направлялось по пути клонирования компьютеров IBM S/360. Сергей Лебедев, остававшийся на тот момент ведущим инженером-электротехником страны, отзывался о «Ряде» негативно – путь копирования по определению являлся дорогой отстающих. Но руководством страны в конце 60-х годов было принято решение о замене всех разнокалиберных отечественных разработок среднего класса на Единое Семейство ЭВМ на базе архитектуры IBM 360-американского аналога. На уровне Минприбора было принято аналогичное решение в отношении мини-ЭВМ. Потом, во второй половине 70-х годов, в качестве генеральной линии для мини- и микро-ЭВМ была утверждена архитектура PDP-11, также иностранной фирмы DEC. Решение чудовищное по своей сути. В результате производители отечественных ЭВМ были принуждены копировать устаревшие образцы IBM-вской вычислительной техники. Это было начало конца. Это было, без преувеличения, диверсией. Развитие средних и малых ЭВМ в СССР в связи с таким шагом контрреволюционеров было заторможено всерьез и надолго. Вредящие чиновники-ревизионисты из правящей верхушки того времени, советской вычислительной технике закрыли путь к развитию.

Отныне все должны были копировать устаревшую американскую технику. С начала 70-х годов разработка малых и средних средств вычислительной техники в СССР начала деградировать. Был организован ВНИИЦЭВТ. Были вместе с этим расформированы почти все творческие коллективы, закрыты конкурентные разработки. Отныне все должны были копировать штатовскую технику, причем отнюдь не самую совершенную. Гигантский коллектив этого ВНИИЦЭВТ копировал IBM, а коллектив ИНЭУМ — DEC. Вместо дальнейшего развития проработанных и испытанных концепций компьютеростроения огромные силы институтов вычислительной техники страны стали заниматься механическим полузаконным копированием западных ЭВМ, ибо шла холодная война, экспорт современных технологий компьютеростроения в СССР, в большинстве империалистических стран был законодательно запрещен. Отечественная электронная промышленность вынужденно встала на путь клонирования американских компонентов для обеспечения возможности создания аналогов западных ЭВМ.
Однако и при таком печальном положении не были свернуты все отечественные оригинальные разработки. Так, с 1975 года группой И.В.Прангишвили и В.В.Резанова в научно-производственном объединении «Импульс» начал разрабатываться вычислительный комплекс ПС-2000 с быстродействием в 200 миллионов операций в секунду, пущенный в производство в 1980 году и применявшийся в основном для обработки геофизических данных, — поиска новых месторождений полезных ископаемых. В этом комплексе максимально использовались возможности параллельного исполнения команд программы, что достигалось хитроумно спроектированной архитектурой. Коллектив В.С.Бурцева продолжал работу над серией ЭВМ «Эльбрус», и в 1980 году ЭВМ «Эльбрус-1» с быстродействием до 15 миллионов операций в секунду был запущен в серийное производство. Симметричная многопроцессорная архитектура с общей памятью, реализация защищенного программирования с аппаратными типами данных, суперскалярность процессорной обработки и единая операционная система для многопроцессорных комплексов — все эти возможности, реализованные в серии «Эльбрус», появились раньше, чем на Западе. В 1985 году следующая модель этой серии, «Эльбрус-2», выполнял уже 125 миллионов операций в секунду. Большие советские компьютеры во многом еще превосходили западные образцы, да и стоили гораздо дешевле.

С 1991 г, с уничтожением СССР, для бывшей советской науки настали тяжелые времена. Буржуазия РФиии других бывших республик социалистического государства не потянула украденный у советского народа огромный народно-хозяйственный комплекс, он ей был не выгоден, не работал на создание максимальной прибыли в максимально короткий срок. Поэтому буржуями был взят курс на его уничтожение, и советской науки вместе с ним, как не соответствующей интересам бизнеса. Прекратилось финансирование буржуазными государствами подавляющее большинство научных проектов. Также, вследствие разрушения системы социализма, прервались взаимосвязи заводов-производителей ЭВМ из бывших союзных республик, ныне стран СНГ и ЕС. Масштабное, организованное компьютерное производство стало невозможным. Многие разработчики отечественной вычислительной техники были вынуждены работать не по специальности, теряя квалификацию и время. Единственный экземпляр разработанного еще в советское время компьютера «Эльбрус-3», в два раза более быстрого, чем самая производительная американская супермашина того времени Cray Y-MP, в 1994 году был капиталистами-преступниками разобран и пущен под пресс. Оставшиеся НИИ стали создавать крупные вычислительные системы на импортных компонентах. Так, в НИИ “Квант” под руководством В.К.Левина ведется разработка вычислительных системы МВС-100 и МВС-1000, основанных на иностранных процессорах Alpha 21164 (производства DEC-Compaq). Правда, приобретение такого оборудования ныне затруднено действующим эмбарго на экспорт в Россию высоких технологий. Возможность же применения подобных комплексов в оборонных системах крайне сомнительна, — никто не знает, сколько в них можно найти встроенных специально браков с жучками, срабатывающими по сигналу и выводящие из строя систему. Еще осуществляется сборка компьютеров из импортных комплектующих и создание отдельных устройств, например, материнских плат, — опять-таки все из готовых импортных дешевых компонентов, при этом размещаются заказы на производство на заводах Юго-Восточной Азии, так как там рабочая сила банально дешевле и законы по ее социальному обслуживанию не такие жесткие. Однако и таких разработок весьма мало.

Какое будущее ждет нашу электронную промышленность, в частности компьютерную отрасль, при капитализме, если учесть вышеперечисленные факты? При социализме оказались нужны новые производительные силы, сверхмощные компьютеры для упрощения регулирования производственного процесса. Прогресс науки и техники так или иначе должен находиться в полном соответствии с производственными силами и отношениями в социалистическом обществе.

Совершенствование социалистического производства целиком отвечало и отвечает назревшим потребностям общества. США свои первые ЭВМ использовали 70 лет назад в первую очередь в военной области. Не жалели капиталисты затрат на совершенствование техники только в тех отраслях производства, которые обслуживают интересы войны — самого выгодного бизнеса, и сдерживают под контролем возмущающийся пролетариат через компьютерные игры, соцсети и прочие дурманящие сознание трудящихся вещи. В самих соцсетях или играх нет ничего плохого, это действительно шаг вперед в развитии производительных сил, но использование их бизнесом и монополиями ради извлечения прибыли превращает их в орудие по выкачиванию из пользователя денег, порой калечит психику, в т.ч., детскую. Новые технологии в области ЭВМ и интернета, если они не приносят прибыли, не являются приоритетным направлением производства для эксплуататорского класса. Зато, современные компьютеры, интернет — это такая прогрессивная производительная сила, которая полноценно может использоваться для организации планового хозяйства в мировом масштабе, быстро и эффективно. Остается только упразднить частную собственность на средства производства, отнять фабрики, заводы и прочие средства производства у буржуазии, и провозгласить социализм.

Товарищ Василий

 

 

Источник

 
Статья прочитана 24 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Написать администратору