Сегодня: г.

Эрдоган нацелился на Кабул

Эрдоган нацелился на Кабул

Турция будет поддерживать братский Афганистан в хорошие и трудные времена, невзирая на то, кто находится у власти. По словам президента Эрдогана, Турция приветствует умеренные и взвешенные заявления лидеров «Талибана» после прихода к власти в стране. Дословно он сказал следующее: «Мы готовы ко всем видам сотрудничества во имя сохранения мира для афганского народа, благополучия турецких граждан, живущих в этой стране, а также защиты интересов нашего государства». Прямо «три в одном», как в рекламе шампуня.

Также президент обратил внимание на то, что турецкие военные никогда не были «боевой силой в Афганистане», а значит — поводов для конфликтов с новой властью нет.

Это заявление наделало много шума. Комментарии к материалам по этой теме многочисленны и эмоциональны:

— Молодец, на всех плевал, и на союзников. и на противников. И все его уважают и боятся. Не сюсюкает, как наш, а твёрдо отстаивает свои интересы, хоть и нагло, но как говорится — «наглость — второе счастье». — написал пользователь с ником Свой человек.

— Главный турецкий курбаши ждет увеличения наркотрафика. Иначе чего туркам в Афганистане ошиваться. Все ради денег, до афганцев ему дела нет, — считает некий goldmikron.

— Цирк уехал, клоуны остались, — иронизирует Mickey-Mouse Mickey

Но громкие заявления политиков первого эшелона часто имеют подоплёку, о которой сторонним наблюдателям знать не положено. Может Анкара «под шумок» выстраивает новую «ось зла», которая в обозримом будущем создаст головную боль и Москве, и Вашингтону, и Брюсселю?

— Эрдогану и правящей партии наплевать на идеологию. Это исключительно «реал политик»: раз талибы захватили власть и разговаривать больше не с кем, турки будут разговаривать с ними. При этом ни о какой «оси зла» речь не идёт, — считает Юрий Мавашев, востоковед, директор Центра изучения новой Турции.

По мнению эксперта, Эродаган вынужден был пойти на переговоры с талибами, хотя изначально не предполагал, что ему придётся вести с ними диалог. Всё произошло спонтанно. Турецкие власти оказались застигнутыми врасплох ситуацией со стремительным захватом столицы. И вынужденное сближение с талибами является для них серьёзной проблемой:

— В Турции есть консервативные круги, которые считают, что талибы гораздо ближе к исламу, чем Эрдоган и его система. Поэтому диалог с талибами нужно вести очень осторожно, поскольку их радикальные идеи могут влиять на консервативную часть турецкого населения, а для Эрдогана это крайне нежелательно, — полагает Юрий Мавашев.

Но есть и другие оценки происходящего. Так политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков, усматривает в происходящем «руку Вашингтона», умело дёргающую Эрдогана за нужные ниточки:

— Турция действует с согласия Вашингтона. Ведь именно Анкаре Вашингтон передал контроль над кабульским аэропортом. Турция — страна османская, суннитская, близкая, так сказать, религиозно «Талибану» поэтому она рассматривается американцами как свой представитель в Афганистане. Американцы помогают Турции, а Турция, наверняка согласовывает все основные вопросы с США. Более того, она хочет продать своё влияние и сделать себя незаменимой для США, чтобы улучшить отношение с ними как со сверхдержавой номер один.

Так что политика Турции — это точно не желание войти в «ось зла» по отношению к США, поскольку те рассматривают турок как своих союзников, выполняющих «секретную» миссию.

Политолог указывает и на то обстоятельство, что Россия и Китай ставят целью согласование позиций стран, соседствующих (в широком смысле этого слова) с Афганистаном:

— Россия, конечно, не совсем геополитический сосед, а вот Китай, Индия, Пакистан, Иран, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан — непосредственные соседи. Киргизия, Казахстан, Турция — совсем рядом. И Турция проявляет в этом вопросе большую самостоятельность. Дело тут, по моему мнению, в согласовании действий с США, которые очень не хотят чтобы страны — соседи Афгпнистана выработали коллективную позицию.

«СП»: — Как такое отношение Анкары воспринимается в Москве? Не осложнит ли это отношения между Турцией и Россией?

— Отношения с Турцией у России сложные, конфликтно-партнёрские. Поэтому то, что Турция усиливает свои позиции таким способом, воспринимается с небольшим сожалением, но как нечто неизбежное.

Возможно, Москва смирилась с очередным взбрыком Эрдогана, и слова министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова на пресс-конференции в Москве по итогам встречи с ливийским коллегой Наджлой Мангуш, что иностранные войска должны покинуть Ливию вне зависимости от статуса, в котором они там находятся, не являются булыжником в турецкий огород.

Но Эрдогана тоже можно понять: добрососедские отношения с талибами могут дать возможность держать в Афганистане свой ограниченный контингент, а это даст хоть какие-то гарантии, что Турцию не захлестнёт новая волна беженцев.

С января по июль этого года турецкие власти задержали 77 тысяч нелегальных мигрантов. А за последние три года около половины нелегалов были выходцами из Афганистана. В настоящее время в Турции проживают около 300 тысяч афганцев.

Вслед за Турцией партнёрские отношения с «Талибаном» могут начать выстраивать Китай, Пакистан и Иран.

Китай заинтересован в том, чтобы талибы воздерживались от поддержки уйгурских сепаратистов, которые могут активизировать свою деятельность в Афганистане. Пакистан, возможно, надеется урегулировать приграничные споры. К тому же «Талибан» был создан при непосредственном участии Межведомственной разведки Пакистана. Иран же априори приветствует все, что что доставляет неудобство США. Вот только иранцам нужны доказательства того, что за 20 лет талибы стали менее агрессивно воспринимать шиитов.

Кстати, в Иране проживает более 2,5 миллионов афганских беженцев. Это самая крупная диаспора афганцев в мире. И Тегеран категорически против ее дальнейшего увеличения.

Источник

 
Статья прочитана 13 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Написать администратору